vbelenkovich: (Default)
С тех пор, как в издательстве АСТ вышла в моем переводе первая художественная  книжка (технические были и раньше), моя самооценка повысилась настолько, что в разговоре с односельчанами на вопрос "Михалыч, ты чо ваще делаешь-то?", научился не краснея шутить: "Переводчик я. Старух через площадь перевожу". Возможно, в связи с этим я получил в деревне прозвище Граф Монте-Кристо (по сообщениям надежного информатора… нет, не бестолочи, бестолочь опять в запое).
После такой переоценки самооценки у меня изменилось отношение к тем книжкам, что я раньше листал из любопытства, чтобы понять, почему же переводчики так плохо переводят. Теперь мне приходится их читать, и очень внимательно, чтобы понять, почему же я так плохо перевожу.
Вот с этими мыслями я перечитал "Высокое искусство" всесоюзного сказочника Корнея Ивановича Чуковского. Сразу скажу,что читать ее в бумаге я не смог. Книжка давным давно стоит у меня на полке и даже переехала из Крыма в Москву, издание 1998 года, Совпис, бумага тип. №1, печать высокая, гарнитура "Литературная", мать ее ети. Все выше указанное вместе означает — ни хрена не видно. Помучился, помучился, ворочаясь с боку на бок, ловя тот единственный угол отражения света, при котором буковки еще как-то видны, да и бросил. Скачал с Флибусты и прекрасно прочитал на своем антикварном ипадике, для которого даже новые фичи iOS 9 не страшны, самой лучшей читалкой в мире Marvin, честно купленной за деньги.
Прочитал я книжку скорее из принципа: чтобы никто не мог сказать, что я ее не читал. Значительная часть текста безнадежно устарела и воспринимается как идеологически сервильное да-цзы-бао хорошего стиля в переводной литературе.
“Никогда еще в нашей стране искусство художественного перевода не достигало такого расцвета, какой оно переживает сейчас.”
Писано в 1964 году, надо ли к этому еще что-то добавлять. Впрочем, если верить Солженицыну, то даже в советских лагерях советские ученые, собираясь на лагерные семинары, всегда начинали свои доклады со ссылок на классиков марксизма-ленинзма-сталинизма.
Напомню, все же, как КИЧ пришел к этой фразе. Наверняка все помнят, как он стал советским переводчиком — ему М. Горький велел. До этого он прекрасно был русским переводчиком — Уитмена между двумя русскими революциями перевел. КИЧ не только университета не заканчивал, его даже из одесской гимназии выперли за низкое происхождение. Английский-то по самоучителю выучил. А вон как хорошо получилось.
Сразу же после революции Горький с Лениным перетерли и учредили издательство "Всемирная литература", чтобы “повысить уровень переводческого искусства и подготовить кадры молодых переводчиков, которые могли бы дать новому советскому читателю, впервые приобщающемуся к культурному наследию всех времен и народов, лучшие книги, какие только есть на земле”. Ну, вы поняли.
От КИЧ лично требовалось создать теорию художественного перевода, всего-навсего. Алексей Максимыч умел ставить задачи. Вооружившись "простыми и ясными принципами" этой теории, каждый — даже рядовой — переводчик мог усовершенствовать свое мастерство. Теорию КИЧ создать был не способен (а кто бы смог?), но написал тоненькую брошюру "Принципы художественного перевода", Пг., 1918, и, судя по всему стал первым, кто на русском языке изложил то, что сегодня кажется бесспорным и очевидным даже и не профессиональным переводчикам. После этого, в начале двадцатых годов, радостно пишет КИЧ, случилось небывалое—  “художественный перевод стал делом государственной важности, в котором кровно заинтересованы миллионы людей – украинцы, белорусы, грузины, армяне, азербайджанцы, узбеки, таджики и другие народы, впервые получившие возможность обмениваться своими литературными ценностями”. В результате, на перевод были брошены лучшие силы — Пастернак, Заболоцкий, Ахматова, Липкин, Тарковский, такова была мудрость партии и правительства. О том, что всем этим поэтам не давали печатать собственные стихи КИЧ умалчивает. Ну, вот собственно в рамках этой идеологической конструкции дальше все и излагается с большим количеством ругани в адрес бездарей, особенно переводивших самого КИЧ, и меньшим количеством добрых слов в адрес тех, кто отличился. Полезные подсказки о типичных ошибках и общих правилах можно уместить на десяти страницах. Остальное — это рассказы из жизни переводчиков и их переводов. Встречаются любопытные и позабытые.
Самый любопытный — это рассказ о переводе байроновского Дон Жуана, сделанном Татьяной Гнедич. Эта невероятная история была рассказана Ефимом Григорьевичем Эткиндом в статье "Добровольный крест", которую неоднократно републиковали, ну вот хоть в Новой Газете в 2011 году - http://www.novayagazeta.ru/apps/gulag/48193.html. Когда КИЧ писал главу своей книги про Дон Жуана в 1964 году, ему стало известно из публикации в газете "Вечерний Ленинград", что Гнедич была арестована еще в 1944 и два года работала над переводом в одиночной камере внутренней тюрьмы Большого Дома на Литейном, 4. Саму историю я пересказывать не буду,прочитаете сами, если захотите. Расскажу только о маленьком открытии, которое я сделал.
В восьмой главе книги КИЧ хвалит Гнедич за окончательно посрамление теории буквализма и ее воплощения в переводах Георгия Шенгелия. Восторгаясь переводом Гнеич КИЧ говорит о тех неизбежных жертвах которые приходится приносить и приводит примериз 149 октавы Песни Первой, где донна Юлия срамотит внезапно нагрянувшего мужа, от которого Дон Жуану пришлось прятаться под кроватью, и приводит в доказательство своей невиновности множество воздыхателей, добивавшихся ее благосклонности, которым она решительно отказала. В частности, цитирует КИЧ, когда Гнедич пишет:
Не мне ли итальянец, граф Каццани,
Шесть месяцев романсы распевал?
И не меня ли друг его, Корньяни,
Испанской добродетелью назвал?
В оригинале Каццани — не граф, а простой музыкант, замечает КИЧ, а графом был как раз его соотечественник (а не друг, как говорит переводчица) Корньяни. “Но, в сущности, какое нам дело…  Был ли графом Корньяни или Каццани?… Все это третьестепенные мелочи, которыми нисколько не жалко пожертвовать ради того, чтобы воссоздать с наибольшей точностью живую, эмоциональную дикцию подлинника.”
И тем, не менее, открывая первый том байроновского четырехтомника, что вышел в 1981 году в издательстве "Правда", убеждаемся в том, что поэма "Дон Жуан" опубликована в переводе Татьяны Гнедич, хотя это и не указано ни в выходных данных, ни в предисловии, ни в комментариях составителя Усмановой. Тем не менее, 149 октава Первой Песни оказывается переделанной, по сравнению с тем, что цитирует КИЧ в 1964 году:
Не мне ль певец прославленный Каццани
Шесть месяцев романсы распевал,
И не мен ль прекрасный граф Корньяни
Испанской добродетелью назвал?
Как видим, хотя бы в этом одном конкретном случае придирки КИЧ принесли пользу, Татьяна Гнедич поправила две строчки.
Были и другие забавные находки, так что, о времени,потраченном на чтение и изыскания вокруг я нисколько не жалею.
К тому же, теперь я твердо запомнил, что "“в русском языке винительный падеж дополнения только тогда переходит в родительный, если отрицательная частица «не» относится к глаголу, управляющему этим дополнением,”
Вот так-то!
vbelenkovich: (Default)
Бригадир бригады кровельщиков, которая на этой неделе начнет крыть мою крышу как бык овцу, оказался большим котоманом, первым делом отловил на дворе Муську и стал ее страстно ласкать, а когда Муся - верная мне всей душой - вырвалась и убежала, он меня спросил:

"Кошка у вас котая или наетая?"

Я не знал, что ответить, а вы знаете?
vbelenkovich: (Default)
Впервые читаю Джона Краули (John Crowley). Начал не с тетралогии "Эгипет", а с более раннего романа "Маленький, большой (Little, Big). Еще и 10 процентов не одолел, а уже понял, как мне это нравится. Уж не просто так этот роман поставили на  третье место в каноне жанра  Slipstream сразу же после Борхеса и Кальвино.

Впрочем, о книжке еще напишу, когда прочитаю, а сейчас не об этом. Я про шток-розы хотел написать.

С детства мой самый страшный кошмар в английском языке - это ботаника. Проблема не в том, что я не знаю перевода названий мириадов растений, проблема в том, что я понятия не имею, как выглядят в природе все эти же названия по-русски.
Встречаю в тексте очередные hollyhocks,  смотрю в словарь - шток-розы. И что, как мне это помогает почувствовать пейзаж? А у Краули пейзажи роскошные! Ладно думаю, посмотрю, что за шток-розы такие, я это название стопиццот раз читал уже и в русской литературе. Лезу смотреть и что я вижу? Да это же просто мальвы, которые росли под окном моей комнаты в родительской квартире, на первом этаже с эркером. И вся картинка сразу преобразилась, потому что мальвы я очень хорошо помню и чувствую. А в тех случаях, когда не видал и не чувствую, получается у меня в восприятии пейзаж такой дырявый, полный денотатов без референтов. Сплошные глокие куздры. При этом, Google Images и Яндекс Картинки не очень помогают. Ну мне, по крайней мере. Воображариума не хватает. К тому же, получается, что денотат - это не просто название растения на родном языке, а то, что это растение в твоей душе отпечатало. У меня в этих мальвах чего только не было. Так что в пейзаж Краули они встроились прекрасно. Но все равно - это полная безнадега. Я ж не в оранжерее вырос, а на асфальте, и дачи с огородом  у нас никогда не было. А в уральских лесах, чоужтам, елки да сосны, не бином Ньютона. Получается, что в нижках будущего нужны иллюстрации в виде голограмм с запахом, тогда можно будет азалии от глициний отличать.
vbelenkovich: (Default)
Смотрите, в моменты крайнего разочарования, фрустрации, безнадеги, особенности от непроходимой тупости, используется жест фейспалм. К нему все привыкли и даже никто не спрашивает о семантике и прагматике этого жеста. Возможно это форма покрытия лица от стыда. Другой такой пример - это жест закрывания лица при возжигании свечей у евреев, хотя помню я об этом смутно, поправьте, если все не так.

Сейчас я о другом жесте. Во время перевода все время встречается в сочетании с английским глаголом gape - разевать рот от изумления. После этого, как правило, изумленный закрывает рот рукой (to bring one's hand to one's mouth). Внимание - вопрос! А у этого жеста в чем смысл? А?

Давайте назовем его mouthpalm.
vbelenkovich: (Default)
Люди добрые, поможите распознать шутку английского языка.
Словосочетание Gunpowder Ghouls плохо гуглится в походных условиях.

По контексту эти пороховые упыри такие тяжелые, что их используют вместо штанги для жима на скамье (bench press).
В тексте встречается только один раз.

Гая Фокса я уже вроде отмел

Может в компьютерной  игре какой есть такие упыри?
vbelenkovich: (Default)
В ходе исследования я сделал еще одно открытие, но неспортивное, а филологическое.

Еще при советской власти мы все хорошо знали тогдашнего президента ФИФА - Жоао Авеланжа (João Havelange), духовного наставника Зеппа Блаттера

Он собственно до сих пор так и пишется в руссккой Википедии.

И только один из доброовестных русских журнадистов дал себе труд разобраться с принятой транскрипцией португальских имен и открыть миру, что это был Жуан Авеланж.
Дон Жуан, разумеется.
До сих пор жив, красавец, 99 лет.

В 2012 году был госпитализирован с серьезным воспалением коленки.
Коленки, Карл!
vbelenkovich: (Default)
Когда переводишь уже третью часть саги, полной фольклорных персонажей, становится все труднее подерживать единство терминологии. Надо было с самого начала заводить справочный аппарат, а то сидишь и вспомниаешь. как же мы этих японских водяных-то назвали? Теперь приходистя прибегать к технологии поиска - ищешь слово или выражение в оригинале первых двух частей, а потом листаешь свой же перевод, чтобы найти свое же собствнное слово.

Как люди фэнтэзи эпопеи переводят?
vbelenkovich: (Default)
Как вы думаете, для лунного слона (Lunophant) название "слун" будет нормально, или надо как-то попышнее? А?
vbelenkovich: (Default)
Шарахаясь по случайным ссылкам от первоначального трактата Мельчука обнаружил чудесный лингвистический термин, которого не знал или забыл. Это "местоглаголие" (по аналогии с местоимением), придуманный Вайнрихом еще в работе 1963 года. Я согласен с Вайнрихом, мне очень не хватает в разговорной речи местоглаголия "ничегошить". Самый же смак -  применение этого термина в описании обсценной речи русского языка, предложенное логиком и семиотиком Ю.И. Левиным. Он заметил, что многие отглагольные производные великой обсценной триады являются местоглаголиями:

"В качестве местоглаголий выступают, прежде всего, глагол ебать и различные его префиксальные и суффиксальные производные (например, заебачивать), а также глагольные производные от хуй и пизда (захуярить, пиздануть, пиздячить и мн. др.). При этом корни остаются семантически пустыми, а конкретное значение слова определяется значениями соответствующих префиксов и суффиксов, а также контекстом (подробно см. в упомянутой статье). Вопрос о семантических возможностях таких местоглаголий заслуживает отдельного изучения, - но из наблюдений над речью носителей обсценного языка можно сделать вывод о том, что они почти безграничны."

Вывод о безграничности семантических возможностей таких и других местоглаголий горячо поддерживаю.
Не соглашусь только с Юрием Иосифовичем в правописании глагола "заебачивать". По моим наблюдениям, должно быть или "заебашивать" или "заебошивать" .

Приятно было также вспомнить, что на применение слова "хуй" в качестве местоимения, первым обратил внимание великий русский ученый Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ.
vbelenkovich: (Default)
Встретил у любимого автора слово, которое не сумел выгуглить.

Попробуйте вы, любители и чемпионы по поиску в Интернете.

Слово такое: lubby-landers.

Правильный ответ я знаю, любимый автор рассказал. Все другие правильные ответы тоже интересны.

Подсказки:

1. Любимый автор обожает слова-складни

2. Любимый автор не стесняется региональных вариантов написания.
vbelenkovich: (Default)
Ну, вы уже поняли, да, мне работать неохота, поэтому я вас щас заспамлю.

По программе чтения канона Slipstream приступил к вычитыванию Борхеса.

Не к чтению, и не к перечитыванию (сами понимаете, интеллигентный человек ничего не читает, а только перечитывает), а именно к вычитыванию того, что выходило на английском языке в 1989 году под названием Collected Fictions. Читаю, естественно по-русски, из трехтомника, собранного Борисом Дубиным в 1994 году в ныне покойном рижском издательстве "Полярис", а порядок чтения определяю по английскому изданию, которое занесено в канон Слипстрим.

Так вот, что я вам хочу сказать. Борхес торкает не по-детски. Это магия без дураков. Каждый короткий текст (длинных Борхес не писал, как известно) -- клондайк для сочинителей семиотических теорий. Архетипическое письмо, чо.

На пространстве 8 с половиной страниц, из которых две заняты перечнем воображаемых сочинений воображаемого персонажа Пьера Менара, Борхес с необыкновенным изяществом выписывает этюд на тему семантики и прагматики текста, который по значимости для искусства ХХ века я бы сравнил с "Фонтаном" Марселя Дюшана, который создал ready-made в пластических искусствах. В литературе, рискну утверждать, ready-made создал вымышленный персонаж Борхеса Пьер Менар. Как совершенно верно указывает Николай Байтов в своем эссе "REАDYMADE как литературная стратегия", литературный ready made гораздо сложнее визуального. К сожалению, затем его развитие свелось к found poetry, то есть переносу непоэтического или чужого поэтического текста в пространство художественного жеста автора ready-made. Пьер Менар остался непревзойденным титаном, поскольку вознамерился написать "Дон Кихота". Не современного ему "Дон Кихота", а ровно того самого, сервантесовского.Сам Борхес не уступает своему герою и приводит блестящие примеры того, насколько разными оказались два текста - Сервантеса и совпадающий с ним до запятой текст Менара.

Нарочно растягиваю чтение, делая паузы между текстами, чтобы не забились вкусовые окончания
vbelenkovich: (Default)
Ой-ой-ой! Знал, дазабыл!

А подскажите мне скорее такое специфическое выражение, когда в баке топливо уже совсем закончилось  и машина едет неизвестно на чем.
Как это еще по-шоферски называется? На подсосе? Нет?
vbelenkovich: (Default)
А нет ли здесь лиц китайской национальности или владеющих китайским языком?

Можете прочитать, как называется этот чай?

Если это вообще китайские иероглифы, а?



Спасибо!
vbelenkovich: (Default)
Взяв в руки бумажный экземпляр второй части саги о девочке Сентябрь, я похолодел от ужаса.

Не знаю, может ли быть что-то страшнее для переводчика, чем ошибка в заглавии.

Со мной это произошло и здесь я собираюсь публично посыпать голову пеплом.

Вторая часть книжного сериала Кэтрин Валенте о приключениях девочки Сентябрь в Волшебной Стране и ее окрестностях называется на языке оригинала:

The Girl Who Fell Beneath Fairy Land and Led the Revels There

В только что вышедшем русском переводе на обложке значится

Девочка, которая провалилась в Волшебное Подземелье и утащила с собой Развеселье.

С первой частью заглавия все хорошо, провалилась куда надо, а вот со второй вышел конфуз.

Слишком много усилий переводчик потратил на поиск русского эквивалента довольно редкого английсикого слова Revels, а придумав Развеселье, расслабился и слишком поздно заметил, что наречие there здесь использовано не в смысле "туда", а в смысле "там", а следовательно и глагол to lead в простом прошедшем времени надо переводить не как "вести, увести куда-либо", а как "возглавлять, руководить". Таким образом, более лучший  правильным вариантом перевода заглавия было бы такое:

Девочка, которая провалилась в Волшебное Подземелье и устроила там Развеселье.

Доказательство большей правильности этого варианта в том, что в первой части сериала в Волшебной Стране не было никакого Развеселья, поэтому и утаскивать его было неоткуда, оно случилось и продолжало происходить уже на месте - в Волшебном Подземелье.

Поскольку я сам очень люблю глумиться над ошибками других переводчиков, считаю правильным предоставить всем желающим возможность станцевать и на моих костях тоже.

Кроме своей головы хочу посыпать пеплом еще голову издательства АСТ, поскольку оно допустило один, на мой взгляд недопустимый, ляп. Тем более, что мы это долго с редакторами обсуждали. В условиях вступившего в силу закона о защите детей от нежелательной информации издательство пыталось угадать, какие места в тексте могут вызвать нарекания цензоров из Роспотреб и других непотребных надзоров. Всего таких мест нашлось шесть, мы долго дискутировали и пришли к компромиссу. В трех местах из шести упоминание алкогольных напитков и курения табака было художественно оправдано и встроено в образную систему текста, в трех прочих случаях я согласился опустить упоминание алкоголя, как малосущественное. В том числе, с огромным сожалением, пришлось пожертвовать алкоголем в описании характеров двух старых дев -- миссис Бейли и миссис Невиц, которые добавляют капельку виски в чай, совсем как ковбои. Привычку ковбоев добавлять в чай виски решено было опустить, при этом я очень резко возражал против замены капельки виски на капельку сиропа, которую (замену) предлагали редакторы издательства. Несмотря на все мои аргументы, капелька сиропа просочилась в окончательный вариант текста в качестве proverbial капли дегтя, по какому случаю издательство получает свою щепотку пепла на голову.

Впрочем, если уж на обложке случилась британская энциклопудия, то что уж ждать от того, что под обложкой.

А вот кроме шуток, я собираюсь скандалить с издательством не по-детски, поскольку они нарушили данное мне слово и в выходных данных указали только одного переводчика - меня, в то время как вклад Жени Канищевой в этот текст был едва ли не большим, чем мой. Так что, друзья Сентябрь, возьмите в руки свой экземпляр второй части и шариковой ручкой исправьте в выходных данных "Перевод с английского Владимир Беленковича" на "Перевод с английского Владимир Баленковича и ЕВгении Канищевой".

Никогда, слышите, никогда больше (если вообще такое случится) не соглашусь я на то, чтобы облегчить участь сотрудников юротдела издательства и согласиться на оформление одного договора о передаче прав на перевод, а не двух, трех, хоть десяти, по числу участников работы по переводу художсественного текста.
vbelenkovich: (Default)
Граждане, которые уже прочитали мою объяву про мой мопед.

Простите меня, пожалуйста! Я пытался вас всех обмануть!

Втюхивал, что в моем доме есть тераССа, но был бдительно уличен моей шибко грамотной сестрой.

Под тяжестью улик должен признать, что у меня не закрытый тераССа, а открытый теРРаса.

На виновных наложена эпиталама!

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
91011121314 15
1617181920 2122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 01:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios