vbelenkovich: (Default)
Под воздействием скорбных жизненных обстоятельств (кто уже умер, а кто норовит), а также мрачных прогнозов, которые к счастью не подтвердились, вспомнил и перечитал небольшую повесть, которую читал уже 20 лет тому назад. Кажется, именно с нее Улицкая началась как большой и плодовитый писатель. Хотя и повесть Сонечка, выпрыгнувшая из груды перестроечных журналов за пять лет до того, тоже запомнилась. Здесь же Улицкая нашла свой голос и взгляд. Советскую эмиграцию в Америку кто только не описывал, но Веселые похороны выделяются тем, что могли бы состояться где угодно, в Одессе, например, или в Питере любой поры. Тема общечеловеческая — как помереть по-человечески и всем окружающим дать передохнуть после того, как тебя утащат на кладбище или в печку засунут. Как быть с Богом, которого так и не нашел, да и не искал никогда, а встретиться, может, придется. Как быть с твоим еврейством, если ты в синагогу при жизни ни ногой? Что кому из друзей не забыть простить перед смертью. Хлопотное, в общем-то дело - помирать, особенно, если жизнь прожил богатую.

Улицкой удалось выбрать такой тон, который не раздражает благочестием и не оскорбляет згальным глумом. Множество историй уехавших, которые двадцать лет назад еще были относительно новой темой. Недоумение американцев, которые близко понять не могут, что эти русские делают вокруг постели умирающего. Сейчас уже этот культурный разрыв стал общим местом, но ничего в этой повести не выглядит устаревшим.

Очень грустная и веселая книжка, пока читаешь, нет-нет, да ухмыльнешься, а в конце все равно поплачешь. Хороший писатель Людмила Улицкая, чоужтам.

А вот фильм по этой повести, который вышел десять лет назад, смотреть невозможно. Совсем. Ни Абдулов, ни Ахеджакова не спасают. Большая часть актерского коллектива играет из рук вон плохо, особенно плохо изображают семидесятые. Казалось бы, чего проще снять сцену застолья где все один за другим рассказывают анекдоты, так нет, стыдно за эту и многие другие сцены. Провалился крепкий советский режиссер Владимир Фокин.

В 2006 году, когда фильм снимался, Абулов, играющий в фильме умирающего Алика, видимо еще не знал, что у него рак. Он узнал через восемь месяцев, в сентябре 2007, а еще через три месяца он умер. Поскольку стадия у него была четвертая, то можно предположить, что смерть уже сидела на съемках в углу, никому не видимая. Но и это мрачное совпадение фильму не помогло, как не помогло отвратительно заунывное чтение за кадром стихотворения Бродского, которое пристегнули к названию фильма. Увы!
vbelenkovich: (Default)

Этим отзывом деда Вова начинает серию рецензий, которые задумал давно. Те, кто пережил период “перестройки” в сознательном возрасте, помнят, что такое перестроечный издательский бум. Для малолетних читателей поясняю, что при советской власти была такая вещь, как идеологическая цензура и многие книги российских и зарубежных авторов не печатали, если они “не соответствовали”. Чему не соответствовали — более сложный и тягучий вопрос. Нам про эту цензуру здесь надо только знать, что во второй половине 80-х годов она ослабла, а после распада СССР в 1991 году просто исчезла. Вот тут все бросились наперегонки издавать то, что раньше было нельзя, а теперь стало можно.


Read more... )

Повторное чтение “Имени Розы” — это не просто возврат к полузабытому “перестроечному”  тексту. Это увлекательное путешествие по узлам матрицы с проверкой школьных знаний, засевших в голове, на вменяемость — sanity check. Этот тест будет немного посложнее тех, что постоянно попадают в вирусные рассылки — узнай, какое ты жЫвотное, или какое ты дерево. Однако же, этот труд многократно окупается. Перечитайте “Имя Розы”. Не пожалеете.

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
91011121314 15
1617181920 2122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 01:15 pm
Powered by Dreamwidth Studios