vbelenkovich: (Default)
Под воздействием скорбных жизненных обстоятельств (кто уже умер, а кто норовит), а также мрачных прогнозов, которые к счастью не подтвердились, вспомнил и перечитал небольшую повесть, которую читал уже 20 лет тому назад. Кажется, именно с нее Улицкая началась как большой и плодовитый писатель. Хотя и повесть Сонечка, выпрыгнувшая из груды перестроечных журналов за пять лет до того, тоже запомнилась. Здесь же Улицкая нашла свой голос и взгляд. Советскую эмиграцию в Америку кто только не описывал, но Веселые похороны выделяются тем, что могли бы состояться где угодно, в Одессе, например, или в Питере любой поры. Тема общечеловеческая — как помереть по-человечески и всем окружающим дать передохнуть после того, как тебя утащат на кладбище или в печку засунут. Как быть с Богом, которого так и не нашел, да и не искал никогда, а встретиться, может, придется. Как быть с твоим еврейством, если ты в синагогу при жизни ни ногой? Что кому из друзей не забыть простить перед смертью. Хлопотное, в общем-то дело - помирать, особенно, если жизнь прожил богатую.

Улицкой удалось выбрать такой тон, который не раздражает благочестием и не оскорбляет згальным глумом. Множество историй уехавших, которые двадцать лет назад еще были относительно новой темой. Недоумение американцев, которые близко понять не могут, что эти русские делают вокруг постели умирающего. Сейчас уже этот культурный разрыв стал общим местом, но ничего в этой повести не выглядит устаревшим.

Очень грустная и веселая книжка, пока читаешь, нет-нет, да ухмыльнешься, а в конце все равно поплачешь. Хороший писатель Людмила Улицкая, чоужтам.

А вот фильм по этой повести, который вышел десять лет назад, смотреть невозможно. Совсем. Ни Абдулов, ни Ахеджакова не спасают. Большая часть актерского коллектива играет из рук вон плохо, особенно плохо изображают семидесятые. Казалось бы, чего проще снять сцену застолья где все один за другим рассказывают анекдоты, так нет, стыдно за эту и многие другие сцены. Провалился крепкий советский режиссер Владимир Фокин.

В 2006 году, когда фильм снимался, Абулов, играющий в фильме умирающего Алика, видимо еще не знал, что у него рак. Он узнал через восемь месяцев, в сентябре 2007, а еще через три месяца он умер. Поскольку стадия у него была четвертая, то можно предположить, что смерть уже сидела на съемках в углу, никому не видимая. Но и это мрачное совпадение фильму не помогло, как не помогло отвратительно заунывное чтение за кадром стихотворения Бродского, которое пристегнули к названию фильма. Увы!
vbelenkovich: (Default)
Ну, что, дождались светлого дня! Нет, я не про пасху.

Сегодня начинается стадия игр на выбывание в лучшей баскетбольной лиге мира - NBA.

Закончился регулярный чемпионат, каждая команда сыграла по 82 игры. Длинный и тяжелый сезон, по сравнению с европейским баскетболом, даже несмотря на новый удлиненный формат Евролиги для лучших 16 команд Европы.

Теперь неудачники отправляются отдыхать, лечиться и торговаться за свое будущее, а 16 лучших команд, разбившись на пары, начинают выяснять отношения между собой в сериях до 4 побед (максимум 7 матчей).

Первая стадия игр на выбывание - это четвертьфиналы конференций. Четыре пары Востока и четыре пары Запада. Команды, стоящие выше в таблице регулярного чемпионата получили преимущество своего поля - начинают серию играя два матча у себя дома, потом два на выезде, потом по одному дома и на выезде и заканчивают ее, в случае необходимости, седьмым матчем тоже у себя дома.

На востоке лидеры понятные - Бостон, Кливленд, Торонто (неожиданно) и Вашингтон встретятся с Атлантой, Милуоки, Индианой и Чикаго соответственно.

На западе пары такие - Голден Стейт - Портленд, Сан-Антонио - Мемфис, Хьюстон - Оклахома и Клипперс с Ютой.

Первый матч играют Кливленд с Индианой сегодня в 22 по Москве. Света, Лена, если к всенощной не пойдете, смотрите большой ббол. В Кливленде продолжаем ненавидеть Леброна Джеймса и поддерживать Кайри Ирвинга и Кевина Лава. В Индиане болеем за их главную звезду Пола Джорджа и за Джеффа Тига, который только что перебрался в Индиану из Атланты.

Про ночные матчи отпишусь завтра.
vbelenkovich: (Default)
... мои трудолюбивые ремонтники переложили еще провалившуюся плитку на веранде под виноградом.

Теперь вечернюю бухашку можно делать гораздо ровнее, TWIMC.









Ну, и тюльпаны в этом году тоже безумствуют.








 
vbelenkovich: (Default)
Если судить по вымершей деревне, у православных тоже бывает шабат.
Один раз в году.
В вербное воскресенье.
Так что, с полным правом - шабат шалом, православные христианки!
vbelenkovich: (pic#11201657)
Как я уже докладывал, дневничок "Журнал наблюдений за живой природой (ЖНЗЖП) с ником belatwork в ЖЖ закрываецца.

Все записи перенесены сюда, друзей у меня тут пока никого, поэтому, если вы были моим другом в ЖЖ и остаетесь им в FB, дайте знать, кто как называецца, плиз, я не прочь возобновить наше взаимное френдование
vbelenkovich: (Default)
Почему же мне никто не рассказал о существовании сериала Fringe? Я такую вот чухонскую чухню очень люблю.Fringe - это от термина fringe science - маргинальная наука. Это такая наука, про которую сначала думают, что она чухонская чухня, а она оказывается теорией множеств Кантора, теорией космических полетов Циолковского, геометрией Лобачевского, общей теорией относительности Эйнштейна. Иногда она оказывается теорией оргона Вильгельма Райха или теорией сущемствования панацие витамина С дважды нобелиата Лайнуса Поллинга. (все сведения почерпнуты из википедии).

Это какбе такие X-files for Dummies. ФБР самосабой расследует всякую загадошность. Главный расследователь - австралийская девушка с длинными блонидинистыми волосами, которые очень красиво развеваются во время беготни на каблуках за злодеями и монстрами и совсем не пачкаются после прыжкка с тертьего этажа в мусорный бак. Главный ее помощник - это папа Шерлок Холмса в Elementary - Джона Ли Миллера, также известного как мистер Анджелина Джоли намбер ван. Играет он собирательный образ всех сумасшедших профессоров в мире и в жизни, ключая перечисленных ранее, и с помощью современной науки и суперкорпорации, которая правит миром, всякую загадошность преодолевает с помощью простых, но красивых экспериментов, например, съема информации с мозга и даже с глаза трупа.

Я пока только две серии посмотрел, но говорят впереди еще параллельная Вселенная и все такое. С этой чухней они продержались пять сезонов.

Предвкушаю.
vbelenkovich: (Default)
Да за вас дураков открывать купательный сезон.








... и немедленно выпил!
vbelenkovich: (Default)
... были установлены на этой неделе.

Сначала условно молодой Рассел Уэстбрук из Оклахомы (29 лет, восьмой сезон в NBA) сделал трипл-дабл, не промахнувшись ни разу, до него никто этого не делал ни разу за все 70 лет существования  NBA. Для тех, кто не, напоминаю, что трипл-дабл - это двузначные статистические показатели в трех категориях в одном матче. В среду в матче с Филаедльфией Вестбрук забил 18 очков, сделал 11 подборов и 14 результативных передач. Это был его тридцать пятый трипл-дабл в этом сезоне (в каждом втором матче) и все шансы, что он закончит со средним трипл-дабл за сезон. Это просто невероятная универсальность.

Вчера был установлен еще один совсем уж сумасшеший рекорд. Безусловно молодой Девин Букер из Финикса (20 лет, второй сезон в NBA) забил 70 очков в одном матче против Бостона. Игру Феникс проиграл 120:130. Но после того, как он установил личный рекорд в 40 очков в третьей четверти, всех интересовал не результат матча, а сколько Букер еще сумеет добавить до конца игры к личному рекорду. И он добавил еще тридцать, тем самым перекрыв рекорд Леброна Джеймса результативности в одной игре среди 20 летних на 16 очков! В конце игры на парня было страшно смотреть, он умирал на площадке, что не удивитлеьно - сорок шесть минут без двух секунд он был в игре. В воскресенье Финикс снова играет на выезде против Шарлотт и я специально буду смотреть этот матч, чтобы увидеть, как наш нерой выживает с такими нагрузками. Мальчик ростом 1.98 и весит всего 93.4 кг. Сегодня, вероятно, он весить меньше девяноста, судя по внешнему виду. Поразительно!
vbelenkovich: (Default)
Вот какой чудесный слушательский опыт у меня состоялся.

Дочь моя как-то зимой похвасталась, что идет слушать Рахманинова в исполнении Мацуева в Крокус-Холл. В ответ на мое злобное бормотание, что Крокус-холл - это вам не Карнеги-холл, а г-н Мацуев зело опопсел, она спросила с вызовом - ну, а кто, по-твоему лучше всех исполняет фортепианные концерты Рахманинова. Я тяжело задумался и для обоснованного ответа постепенно начал собирать разные записи фортепианных концертов Рахманинова.

Особенно занимательными оказались записи, выпущенные загадочным французским лейблом Compare edition с копирайтами © и ℗ еще более загадочного правообладателя Musikazoo. На каждой пластинке собраны по несколько исполнений одного произведения, чаще по две, но есть и по три, по восемь, по десять и по двенадцать. Вот среди всей этой пирдухи я и выловил несколько пластинок с фортепианными концертами Рахманинова. Самые интересные - это с архивными записями в исполнении самого Рахманинова и кого-нибудь еще. В исполнении Первого, концерта Рахманинова  с Рахманиновым и Филадельфийским симфоническим орекстром под управлением Юджина Орманди (запись 4 декабря 1939 года или 24 февраля 1940) состязались Святослав Рихтер и БСО Всесоюзного радио под управлением Курта Сандерлинга (приглашенного дирижера, очевидно) (запись 18 февраля 1955 года). В исполнении Второго концерта  с Рахманиновым и Филадельфийским симфоническим орекестром под управлением Леопольда Стоковского (запись 10 или 13 апреля 1929 года) тягался Артур Рубинштейн и Чикагский симфонический оркестр под управлением Фрица Райнера (запись 1984 (?) года). За Третий концерт с Сергеем Рахманиновым и Филадельфийским симфоническим оркестром под управлением Юджина Орманди (запись запись 4 декабря 1939 года или 24 февраля 1940) бились Владимир Горовиц и Нью-Йоркский Филармонический оркестр под управлением Джона Барбиролли (запись где-то между 1936 и 1942 годом, точные сведения о записи найти не удалось, возможно дирижер Барбиролли указан ошибочно). За Четвертый концерт, сыгранный Рахманиновым и Филадельфийским симфоническим оркестром под управением Юджина Орманди впрягался Байрон Джейнис и Московский филармонический оркестр под управлением Кирила Кондрашина (запись 1961 года).

Для полноты впечатлений догнался еще Вторым концертом в исполнении виновника всего базара Дениса Матцуева с Нью-Йоркским Филармоническим под управдением Алана Гильберта (запись 2013 года)  и расово неверной украинской канадки Валентины Лисицы с Лондонским симфоническим под управлением Майкла Фрэнсиса (запись 2013 года), а также Третьим концертом в исполнении резвой китаянки Ван Юйцзя с Симфоническим оркестром Венесуэлы имени Симона Боливара (это не шутка, кто не верит, пересмотрите сериал Моцарт в джунглях) под управлением Густаво Дюдамеля.

Уф!

С какой радости я всем этим занимался, справедливо спросите вы. По причине детского комплекса, отвечу вам я. Учась в ДМШ №8 г. Перми я очень страдал от того, что у меня нет абсолютного слуха. Поскольку я не собирался после окончания ДМШ идти в музучилище, меня лишили предмета общее фортепиано, по причине дефицита преподавателей. С горя я отслушал такое количество классической музыки, которое пОдросткам, которых "не взяли", было не свойственно. Так незаметно и втянулся. Однако, за много лет так и не научился на слух отличать исполнения одного и того же произведения разными исполнителями, особенно разными оркестрами, так это и осталось мой детской мечтой.

Наслушавшись Рахманинова до чуть менее, чем полного насыщения, я понял, что эта мечта осуществима, они все оооочень разные. Исполнение самого Рахманинова я теперь узнаю точно, и не только по шипению старого винила. Холодного в своем совершенстве Рихтера - пожалуй тоже. Лисица и китаянка Ван - очевидно отличаются как девочки. Ну, и возвращаясь к вопросу дочери, с которого это все началось, могу сказать, что Рахманинов Матцуева очень очень хорош. Понятно, что кого попало заведовать Рахманиновским фондом не позовут и на собственном рахманиновском Стейнвее поиграть не дадут. Продался большевикам или нет, но с Рахманиновым у него точно что-то срослось.

Из всего, что я послушал (одну сотую часть записей, вероятно) мне очень понравилось исполнение Горовица. Очень еврейское исполнение помо. Кроме этого, в его игре все технические трудности совсем незаметны, почти так же, как у самого Рахманинова, в отличие от современных виртуозов, которые любят с блеском пройтись по клавиатуре.

Теперь я наверное некоторое время не буду слушать фортепианных концертов С.В. Рахманинова.

Отчет о слушательском опыте закончил.
vbelenkovich: (Default)

Эту книжку я нашел еще давно, по какой-то случайной ссылке и долго не вспоминал о ней, пока, как это обычно бывает, не получил горячую рекомендацию прочесть ее. Впрочем, прошел еще год со времени горячей рекомендации, и вот, наконец, книга прочитана.

С тяжелым сердцем приступаю я к отчету о прочитанном. Тому есть несколько причин.

Во-первых, наблюдения за языком третьего рейха в книжке немецкого филолога Виктора Клемперера дополняются дневниковыми записями еврея Виктора Клемперера, прошедшего всю дорогу истребления евреев в нацистской Германии в 1933-1945 годах и выжившего только потому, что его арийская жена пианистка Ева Клемперер, в девичестве Шлеммер, не отказалась от него и тем самым спасла от уничтожения, поскольку для евреев с арийскими родственниками нацисты все же делали послабления. Однако, это не спасало их от переселения в условное гетто - «еврейские дома». Читать о жизни одного гетто, сидя в другом, непросто, возникают дополнительные параллели.

Во-вторых, если говорить о параллелях, то в одном частном разговоре с видным литературным критиком ГЮ, когда я заметил о том, что какая-то книжка сейчас звучит очень актуально, в ответ услышал: «А какие книжки сейчас НЕ звучат актуально». Тем самым мой собеседник метким профессиональным взглядом замечал особенность восприятия читателей эпохи Мордора, победившего в отдельно взятой, а может быть и не одной стране. Особенность эта в том, что читатель любой книжки не может отделаться от проклятых вопросов типа «что же стало с Родиной и с нами» и невольно начинает вычитывать или вчитывать ответы буквально в/из всего, что читает. Во время чтения мною книжки Клемперера этот механизм, разумеется тоже работал и это создавало дополнительную мрачную нагрузку – кому понравится сходство с нацистской Германией.

В-третьих, в середине книги я довольно неожиданно для себя обнаружил сопоставление двух расистских идеологий для двух избранных народов — идеологии немецкого нацизма и идеологии еврейского сионизма. Показанные Клемперером параллели тоже не особо радуют меня, расово верного жида в седьмом колене.

На протяжении всей этой небольшой книжки Клемперер со скрупулезностью филолога-классика анализирует нацистское расширение немецкого языка времен гитлеризма. Это расширение он называет языком третьего рейха, сокращенно LTI (от латинского названия Lingua Tertii Imperii — Язык Третьей Империи, третьей после Священной Римской Империи и бисмарковской Германии после объединения в 1871 году). В качестве материала для анализа годилось все – от речей лидеров нацизма до бытовых листовок и брошюр, тем более, что евреям было запрещено пользоваться библиотеками, вообще иметь книги, кроме тех, что признавались «еврейскими» (я не знал).

Параллельно он исследует LTI как инструмент агрессии и манипулирования и как тотальную отраву, проникающую в мозг и душу через все уровни языка. Универсальность этой отравы подтверждается тем фактом, что лужицкие немцы, к которым Клемперер с женой попали в самом конце войны после бегства из разбомбленного союзниками Дрездена, оказались устойчивы к вирусу нацизма. Клемперер связывает это с тем фактом, что они сохранили свою приверженность к богослужебным книгам, написанным на их лужицком, западнославянского типа наречии, и в быту между собой по-немецки не говорили.

Скудость, экспрессия, ложь, использование мифологии и старогерманского языка, звериная ненависть к расово неверным народам, вождизм, слепая вера в чудеса, претензии на жизненное пространство — все это Клемперер разглядывает под филологически микроскопом. Следовать за его анализом требует некоторой усидчивости, но усилия вознаграждаются. Из этой книги выходишь с четким пониманием того, что и как можно сделать с ширнармассами, используя этот универсальный инструмент — родной язык.

Прожив всю жизнь в советской и постсоветской империи (с коротким перерывом на бардак 90-х) легко узнаешь все эти приметы языка в своей речи и мыслях. Язык Четвертого Рима, кажется, уверенно движется по пути, описанному в этой книге. Неслучайно при советской власти ее особо не печатали, несмотря на то, что автор после окончания войны остался в восточной Германии и вступил в компартию. О том, что происходит с русским языком после крушения советской империи тоже пишут, Гасан Чингизович Гусейнов в первую очередь, но есть ли шанс остановить сползание российского народа во тьму, никто не знает. Гитлер продержался у власти «всего» двенадцать лет. Кумир миллионов российских граждан собирается как минимум удвоить этот срок. Разница ничтожная sub specie aeternitatis, но для простых смертных это слабое утешение. Для Вечного Жида, как ни странно, тоже, потому что в жизни всякого Вечного Жида наступает тот неприятный период, когда ты начинаешь хоронить всех, кого знал,а потом наступает еще более сложный период, когда нет в живых никого, кто бы знал тебя. И на каком языке тогда разговаривать с этим племенем молодым, незнакомым.

«Здравствуй, племя молодое, незнакомое», как сказал один поэт, «отвратительное, словно насекомое», добавил другой.

vbelenkovich: (Default)


Ну, у нас может и не скрипка, но, как минимум домра, зато мохнатая.
vbelenkovich: (Default)
У нас сегодня дебют. Нет, не первое произведение автора, а первое, прочитанное мною. Да и то с оговоркой. Поэта Марию Галину я знаю давно, и читал и слушал на каких-то чтениях, не упомню каких. Стихи ее мне близки и я продолжаю их читать и покупать. О ее книжных обзорах в Новом Мире знал, но не читал.

Проза же как-то прошла мимо меня совсем, и ранняя фантастическая и романы последних лет, которые уже без всяких скидок на жанр, видимо, следует отноитсь к боллитре (термин украден у автора). Просто когда роман появляется в номинации двух главных премий года,  надо уже скаладывать в стопочку чтения. Вот дошел черед.

Прочитал быстро, читал с удовольствием, даже под одеяло залезал для контрасту среди дня, чтобы было страшнее и уютней. Роман этот об условном городе и его обитателях в реальном историческом (нашем советском и постсоветском) времени. Пока читал, много чего вспомнил. Прежде всего самую страшную книгу моего детства "Дом с волшебными окнами", которую написала Эсфирь Эмден. Постоянно всплывал Шемякин, что вполне объяснимо, и Бродский, что трудно объяснимо. Еще постоянно вспоминал фильмы, снятые по сценариям Александра Миндадзе и не только Вадимом Абдрашитовым.

Сам город в романе скорее южный, хотя не в России, но может где-нибудь на границах российской империи, поскольку в него несколько раз бежали от революции из России, потом из него уже от немцев в Россию, одним словом, городок на перекрестке истории и в результате - совершенно призрачный. Да плюс еще центральная история разворачивается в музыкальном театре, о театре, об опере, о театральных художниках, со всей полагающейся по такому случаю мистикой и чертовщиной..

Квест главного героя довольно занимательный, населен большим количеством невероятных персонажей, включая сильфа, и не достигает поставленной в начале цели, но зато герой узнает, что было на самом деле, хотя и в нескольких версиях. Все плывет, ничего не понятно.

Для меня главным удовольствием от чтения было то, что это проза поэта. Дело не в технике лирических или пейзажных описаний, с чем поэту проще, а прозаики некоторые прямо мучаются с этим. Дело в том, что это очень одушевленная проза и не видно никаких трудностей достижения этого. Острый глаз, ясный ум, прекрасная манера письма. Что ж я раньше не читал прозу Марии Галиной? Теперь уж прочту непременно что-то еще. Может вы посоветуете, какой роман читать следующим. У меня редко так бывает, что начинаю с самого позднего из написанных, я же хронологический фрик, мне надо с первого и потом по порядку.

Обзоров не читал или не помню, леплю от себя.
Рекомендуется любителям качественной прозы, гротеска и привидений. 
vbelenkovich: (Default)
Вдогонку моему посту о романе Филиппа Дика "Человек в высоком замке" (ЧВЗ) считаю своим долгом сообщить следующее.

На пост откликнулся упомянутый в нем же [livejournal.com profile] angels_chinese, aka Николай Караев, журналист, переводчик, поэт и полиглот (самоопределение) и крупный специалист по фантастике вообще (и не только) и Дику в частности.

Он привел несколько важных и интересных ссылок на себя, которые я считаю своим долгом вынести из комментариев и огласить их рупопром FB, куда мои посты транслируются по умолчанию.

Вот эти ссылки (прямая цитата):

Пара пролегоменов:

http://angels-chinese.livejournal.com/108875.html
http://angels-chinese.livejournal.com/2233721.html

Ну и - я на всякий дам ссылку на свою статью о Дике:

http://www.mirf.ru/book/delo-philipa-dika-empire-never-won

Статья Николая о Дике - захватывающе интересна, очень рекомендую всем, даже если вообще не собираетесь читать или перечитывать Дика.

Кроме этого, Николай указал мне на фактическую ошибку в моем посте - утверждать, что персонаж романа пишет книгу о Второй мировой войне в том варианте, который известен нам - несусветная глупость, вызванная моей невнимательностью и общей тупостью. На самом деле сходство с известной нам, читателям Филипа Дика, действительностью только в том, что Германия и Япония проиграли войну, а все остальное там по другому, поэтому, как справедливо указывает Николай - реальностей на самом деле три, а не две. В связи с выявленной тупостью и невнимательностью наложил на себя эпиталаму - написать этот пост.
vbelenkovich: (Default)
Сегодня была позвана помощница, чтобы сделать генеральную уборку (погенералить!) перед приездом завтрашних гостей. Обещала прийти в 8. Пришла в 8.20, столкнувшись в воротах со строителями-крышниками, тут же начала на них покрикивать, чтобы они в дом не ходили и не топтали. КОгда же сама она зашла в дом, то я почувствовал такой выхлоп, что в ее присутствии побоялся включать газ на кухне. Однако разбираться было некогда, мне надо было в Вилино ехать на рынок, забирать заказанное мясо на пятнадцать человек и бутылку рому. Ну, с бодуна и с бодуна, пришла, значит сделает чота. Отсутствовал я 40 минут, приехал, взял, заплатил уехал. Когда я вернулся, помощница моя долго открывала мне ворота, а когда я вылез из машины, я понял, что она пьяна в дупель! При этом продолжала изображать трудовую деятельность, но когда я увидел, что она взгромоздила поганый тазик на стол в кухне, я понял, что уборки у меня сегодня в доме не будет, ни генеральной, ни какой либо еще. Час я ее пытался выпихнуть домой, она была пьяна настолько, что не могла обуться. При этом ей надо было срочно обсудить со мной жизненно важную проблему. Она почему-то решила, что я хирург и начала рассказывать мне про свое гинекологическое заболевание.

Одним словом, натерпелся горя и страшных ужаслов, как в блокадном Ленинграде.

Когда я наконец выпер ее за ворота, я выдохнул и понял, что передо мной 320 квадратных метров, изрядно угвазданных строителями. И еще я понял, что рассчитывать я могу только на себя, причем, многим вещам мне придется учиться по ходу, например, изучать и опнимать конструкцию разнообразных швабр, коих у меня оказалось несметное количество. Ноги в руки и вперед. Муся металась, как угорелая, пока я на ее не наступил, после чего вышвырнул на улицу. Пишу я это во втором перерыве, во время которых стараюсь контролировать ЖВП, иначе придется встречать гостей завтра лежа, может быть даже под капельницей.

Хорошо, хоть шашлычник нашелся и завтра мне у мангала не стоять. 
vbelenkovich: (Default)

Прежде, чем отсмотреть одноименный сериал, решил перечесть роман и с удивлением понял, что на английском-то я его и не читал. Вероятно, в начале девяностых прочитал один из первых переводов, потому что в памяти он засел еще раньше, но этого быть не могло, поскольку при советской власти роман, в котором Вторая Мировая не закончилась победой советского народа в ВОВ, напечатан быть не мог. В переводы, которых нашлось четыре штуки, я тоже собирался подсматривать, но первый же подсмотр закончился печально, о чем я тут уже докладывал. Поэтому больше подсматривал в "Книгу перемен Ицзин" без понимания которой роман понять трудно. "Ицзин" на русский перевел советский ученый востоковед Юлиан Константинович Щуцкий в тридцатых годах и за этот перевод в 1937 году ему была присуждена ученая степень доктора наук. О дальнейшей его судьбе легко догадаться. В том же году арестован как китайский и японский шпион, а через год после защиты расстрелян в том же качестве сорока лет отроду. В краткий период оттепели его перевод был издан в 1960 году ничтожным тиражом, а первое переиздание появилось только в 1993 году, в в период постперестроечного издательского бума, причем только через год после первого издания романа Дика.

Только из текста оригинала мне удалось понять, что изначально для гадания по "Книге перемен" использовались не монеты, как сейчас, а набор из 50 палочек, вырезанных из стеблей тысячелистника (Achillea millefolium),  высушенных и лакированных, разумеется (lacquered, not varnished!). Я даже посмотрел несколько учебных видео на ютубе и теперь мог бы и сам попробовать это сделать, но надо подождать, пока вырастет тысячелистник.

Кроме того, что роман Дика написан в жанре альтернативной истории (АИ), что я знал, оказалось, что он еще очень сильно про японцев, их способ жизни. Поскольку Дик почти всю жизнь прожил в Калифорнии, она наверняка вблизи наблюдал японское и китайское коммьюнити до войны и после войны и его японская философия жизни очевидно интересовала настолько, чтобы сделать это вторым главным лейтмотивом романа. При этом он придумал, что в качестве руководства в жизни японцы будут пользоваться китайской вообще-то "Книгой перемен" в качестве оракула, который редко ошибается. Таким образом категории "Ицзина" у героев романа японской национальности прекрасно сочетаются с собственными мировоззренческими понятиями типа сатори, ваби и все такое. То есть, в альтернативной действительности романа японцы сочетают конфцуцианство и буддизм, только не как религии, а как способ самоорганизации, обретения баланса, слияния с миром. Вот про все это я читал как бы впервые и это было очень интересно, хотя здесь конечно Дику явно не хватало литературного мастерства, что всегда было проблемой этого литературного гения.

Особенно впечатлило меня исследование физической природы зла и его влияние на состояние человека даже если он не становится жертвой (пока что). Без спойлеров этого не рассказать, но эти части очень перекликаются с нынешней нашей жизнью полной зла и ненависти.

Для Дика этот роман был прорывом к известности. 9 нефантастических романов  и 8 фантастических, которые он написал за 10 лет до "ЧВВЗ", не знал никто. В 1962 году роман вышел, а в следующем Дик получил за него премию Хьюго. При этом есть люди, в том числе пара героев романа, которые по-прежнему не считают жанр АИ поджанром НФ. Вообще в романе существенно используется прием "четвертой стены" хотя бы потому, что в романе в альтенатвиной действительности есть писатель, который в жанре АИ пишет историю Второй Мировой в том варианте, который известен нам. Ну, собственно это и есть ЧВВЗ. Поскольку все уже, наверное, посмотрели сериал, я теперь тоже этим займусь, а как отсмотрю еще допишу этот отзыв читателя, дополнив его отзывом зрителя.

Авторитетный журналист и литератор Николай Караев, знаток жанра, прочитав в моем дневничке про один обнаруженный в трех из четырех вариантов перевода ляп с грустью заметил, что по-хорошему Дика надо перепереводить, может быть он и прав, поэтому могу порекомендовать только чтение оригинала, а про переводы пока не скажу, но после просмотра сериала может еще раз их просмотрю снова.

vbelenkovich: (Default)
Philip L. Dick. The Man in the High Castle (1962 )

The fry cook said in a hoarse angry voice:
- Buddy, I'm not a Jew-Lover, but I seen some of those Jew refugees fleeting your U.S. in '49, and you can have your U.S.

Филип К. Дик. Человек в высоком замке.

Перевод О. Колесникова

— Приятель, — сердито прохрипел повар, — я отношусь к тем, кто любит евреев, некоторых из этих евреев-беженцев я видел.

Перевод А. Левкина

— Знаешь, приятель, — свирепо прохрипел повар. — Я отношусь к тем, кто евреев любит, понял? И беженцев видал. Они драпали из твоих Рассоединенных Штатов так, что подметки сверкали. В сорок девятом.

Перевод Н. Мухортова

— Знаешь что? — жестким, гневным тоном отозвался шеф-повар. — Я евреев не очень-то люблю. Но в сорок девятом мне довелось повидать еврейских беженцев, и я тебе скажу, что ты можешь сделать со своими Соединенными Штатами.

Перевод Г. Корчагина

– Вот что, приятель, – хрипло и зло проговорил хозяин. [Фраза опущена]

Итого, Филип Дик и Николай Мухортов считают, что повар/хозяин евреев не любит, Олег Колесников и Андрей Левкин - что любит, а Геннадий Корчагин так и не определился.

Вот за это вас и не любят (с)
vbelenkovich: (Default)


Роман "Поклонение волхвов" я дочитывал в ночь на воскресенье, в полнолуние. Все воскресенье он во мне еще ворочался, а в следующую ночь я решил облегчить свою участь и поделиться тем, что ворочается.

Читал я его долго. Не так долго, как автор его писал, но долго. Весь процесс чтения уподоблю длинному путешествию на поезде по тематическому парку под приятный перестук колес, разнообразную смену впечатлений за окном и остроумный комментарий образованного попутчика по купе, с которым, бывало, зацепишься языком, да так и не расцепишься до тех пор, как он внезапно не сойдет на маленькой станции незадолго до конечной. А ты сам начинаешь уже подумывать о делах будущих и потихоньку собираться, как вдруг поезд, будто ответив на желание уже поскорее приехать, наберет ход и на огромной скорости вдруг ворвется в туннель с нарастающим воем, визгом, скрежетом, суматошным метанием за окнами туннельных огней. И кажется, что этому туннелю нет ни конца, ни края, и уже невозможно больше переносить эту вакханалию звука и света, абстрактно резюмирующей и безжалостно перемалывающей благостные картины путешествия под тихий перестук колес. Как вдруг, поезд вырывается из туннеля и под спасительное глиссандо звуков и света вкатывается под стеклянные своды вокзала станции назначения. И как после всякого длительного путешествия — по рельсам, по воде ли — тебя еще некоторое время покачивает и вспоминаются обрывки увиденного и услышанного за долгое время пути.

Допрежь всего, соглашусь с доброжелательными критиками этого романа — это, конечно, очень важный текст в корпусе большой литературы последнего времени, написанной на русском языке. Возрождение переводческой работы после издательской лихорадки времен "перестройки" предложило читателям огромный выбор первоклассного чтения на любой вкус и сделало героями дня переводчиков, редакторов и продюсеров книжных проектов и сериалов. На этом фоне крупные события в собственно русской литературе особенно заметны и радостны. Тем более, что роман написан и прибыл к нам с имперской окраины, автором образованным и тонко чувствующим, и заметно выделяется своей монументальностью даже на фоне большого количества толстых романов последнего времени.

В трех его неравных частях (третья часть по объему примерно равна общему объему примерно равных первых двух частей) происходит разная архитектурная и строительная работа. Заметно также, что письмо автора заметно меняется по ходу романа.

Если бросить роман после первой части, останешься с совсем иным впечатлением от него, как если бы бросил после второй или дочитал бы до конца. В первой части автора еще можно принять за историографа и историософа, которого волнуют события российской истории середины XIX века — конец царствования императора Николая Павловича, начало Восточной (Крымской) войны формальным поводом к которой стал дипломатический конфликт с Францией из-за контроля над церковью Рождества Христова в Вифлееме, дело петрашевцев, виновных по большей части в распространении письма Белинского к Гоголю (вот, кто истинные злые гении русской истории!), в том числе и главный герой первой части студент-архитектор Николай Триярский.

Вторая часть —  конец XIX века, который по меткому замечанию (кажется Эренбурга) закончился не в 1900 году, а в 1914. Другие времена — все те же нравы, несмотря на плоды просвещения. Новый слом российской истории, которого империя уже не выдержала и пошла на переплавку в советскую империю. Наследники и потомки героев первой части, в то числе, правнук императора Николая Павловича Романова (Николай I) император Николай Александрович Романов (Николай II) все с тем же мучительным выбором судьбы и долга перед богом, страной и семьей. Плавная стилизованная речь автора в первой части сменяется на ироническое, местами сатирическое  и язвительное, почти "салтыковско-щедринское" описание причудливой жизни обитателей города Ташкента накануне Первой Мировой Войны. Здесь главным героем становится правнук героя первой части — русский священник Кирилл Триярский, бывший художник, а вторым главным — его великородный тезка —опальный великий князь Николай Константинович, объявленный сумасшедшим и высланный в Ташкент.

Тон третьей части снова меняется вместе с временем повествования. Все та же национальная окраина, только уже советской империи периода "кануна застоя" — реальный Ташкент и придуманный закрытый город Дуркент, стоящий на залежах придуманного подземного жемчуга — гелиотида, обладающего самыми фантастическим свойствами. Несмотря на то, что третья часть по жанровым признакам сродни фантастическим романам, написанным уже в постсоветской России, тон автора подчеркнуто нейтрален и отстранен. Идиотизм захолустной жизни говорит сам за себя, особенно в богатом декоре православного жития святых и праведников, которые вместе со всеми выходят на финальную битву добра со злом (это не фигура речи читателя, а реальное содержание финала романа).

Три части, три волхва, три главных героя из одного рода. Несколько менее главных героев, также отягощенных семейной и национальной историей.

Есть книги, написанные так, будто автору неизвестно о существовании литературы до него. Этот роман не таков, автор все читал и все запомнил, но все равно не может не писать. В романе звучит несчетное количество литературных  мотивов, аллюзий, реминисценций, прямых цитат и отсылок. Каждый читатель узнает то, что узнает и возрадуется. Пытливый читатель не раз сверится с Википедией, чтобы уточнить исторические факты и судьбу исторических личностей. Эта пронизанность всей предыдущей литературной и просто историей дает основание называть роман "постмодернистским", но с этим можно согласиться только если считать, что постмодернизм — это хорошо.

Я не прочитал всех рецензий на роман, но из всех текстов, которые всплывали при чтении, особенно третьей части, мне больше всего "сел на ухо" первый том "Мифогенной любви каст" Ануфриева и Пепперштейна. Тем не менее, параллелизм земной и небесной истории в этом романе выписан с изрядным изяществом и фантазией и не кажется вторичным по отношению к предшественникам.

Все три части романа очень насыщенны русским православием, подробностями его служения и быта, а также ересями и специально для романа придуманным сектанством. Я, как читатель неправославный и совсем невоцерковленный, относился к этому пласту повествования с большим вниманием и уважением, тоже не раз обращался к справочникам и открыл для себя много нового, но это мое личное невежество. Приятие и неприятие этого материала очень сильно зависит от ваших отношений с верой, религией и церковью. Мусульмане и иудеи тоже присутствуют, хотя в среднеазиатском ландшафте выглядят по разному.

Еще в романе очень много музыки и ее понимание тоже очень важно для понимания романа. Не только истории музыки, но ее связей с архитектурой, метафизикой и космогонией (гармония сфер - musica mundana).

Очень, очень большой роман, и не только по объему. Его надо и прочитать и прожить. Для этого рекомендуется тщательно спланировать это чтение, потому что оно может серьезно пострадать от текущих забот читателя или наоборот — серьезно им повредить. В привилегированном положении оказываются читатели из числа книжных критиков и обозревателей, временно безработных, но не слишком озабоченных этим, а также постоянно не работающих рантье, в том числе пенсионеров. Время этих категорий читателей более или менее свободно для планирования. Вполне допускается читать роман как трилогию (автор сам его так называет) и делать небольшие перерывы между частями. Этот роман определенно изменит вас, особенно, если доберетесь до конца и благополучно въедете под стеклянные своды вокзала станции назначения, которая называется "Остаток вашей жизни после прочтения романа "Поклонение волхвов"".

Я под большим впечатлением и хочу об этом поговорить, если кому.

vbelenkovich: (Default)
Звоню на завод окон и дверей "Ротэкс", что в городе-герое Севастополе:

- Вы мне два года назад ставили блок - дверь с окном в пристройке - так дверь больше не закрывается, наверное разошлась как-то. У вас вроде гарантия 5 лет.
- Гарантия у нас на компоненты, поломка компонентов есть?
- Нет, все цело, только дверь не закрывается. Может ее подрегулировать как-то? Можете приехать посмотреть?
- А куда ехать?
- В Андреевку.
- У-у-у-у-у... Слушайте, вам дешевле будет в деревне кого-то найти, кто в дверях понимает.
- Но вы мне даже не сказали, сколько это будет стоить.
- Ну, хорошо, посмотрим, когда будет оказия к вам.

Позвонил Леше-сантехнику, тот прислал Сережу-оконщика, Сережа принес с собой набор ключиков для регулирования, все сделал за 5 минут, взял 500 рублей и уехал.
vbelenkovich: (Default)
Как обещал, рассказываю про звезду NBA Джеймса Хардена (James Harden). В NBA так часто бывает, что звезды играют в командах, которые никогда ничего не выигрывают. Так устроена процедура выбора новичков - сначала выбирают слабейшие команды. СЯУ, что в NBA первые три лучших новичка разыгрываются в лотерею среди команд, не попавших в плей-офф в прошлом году. Такой приницп распределения помогает сбалансировать силы команд и сделать регулярный чемпионат более интересным. В результате звезды университетского аскетбола и иногда европейские звезды попадают в заштатные команды и вынуждены пробиваться там. Далеко не всем удается, часто звезды так и не зажигаются.

Из тех, кто пробивался, очень яркий пример - это Леброн Джеймс, про которого я тут уж много писал. Он отпахал семь сезонов в  заштатном Кливленде, который в плей-офф -о пробивался не каждый год, а потом пошел выигрывать чемпионский перстень в Майами Хит, и выиграл, да не один а даже два за четыре сезона, а потом вернулся в родной Кливленд, под него создали новую команду и он выиграл третий титул уже в Кливленде.

У Джеймса Хардена это еще все впереди. Новичком он попал в Оклахому и там у него все было повеселее, чем у Леброна Джеймса в Кливленде. Всего лишь на третий год своей карьеры он вместе с командой играл в финале плей-офф NBA, но перстня не выиграл, поскольку команда проиграла Майами Хит с Леброном Джеймсом. Но вот после этого Харден сделал ошибку. Он не захотел подписывать новый контракт с Оклахомой (52 миллиона долларов за 4 года) и Оклахома предпочла его обменять в Хьюстон Рокетс. Харден не выбирал свою новую команду и это печаль. У Хьюстон Рокит все лучшее давно позади. Чемпионами NBA они становились два года подряд в 1994-1995 с великим Хакимом Оладжьювоном и тренером Руди Томьяновичем. С тех пор - все очень уныло. Так что, волей-неволей Хардену приходиться думать не столько о команде, сколько о себе, и у него это неплохо получается.

Я только что посмотрел вчерашню игру Хьюстона с Чикаго, в которой Харден набрал 42 очка и это уже в 34 раз за карьеру он набирает сорок и больше), больше, чем Хаким "Дрим" Оладжьювон набирал. Ему не хватило одного результативного паса, чтобы сделать трипл-дабл (10 и больше очков по трем разным показателям, чаще всего забитые, пасы и подборы). Рокитс выиграли у Буллз в овертайме. Решающую роль в этом сыграл, конечно, Харден. В первой четверти он попал четыре трешки и обеспечил Рокитс отрыв, который во второй четверти достигал 17 очков. Потом Рокитс благополучно отрыв слили и в начале четвертой четверти уже Буллз вели 6 очков. Тем не менее основное время закончилось вничью, а в овертайме более опытные Рокитс выиграли четыре очка, в том числе, и благодаря везению.

И вот на фоне всего этого героизма хочу вам признаться, что мне очень не нравится Джеймс Харден. И не только своей неопрятной моджахедской бородой. Он вообще высокомерныей неприятный тип. На площадке готов на маленькие и большие подлости для того, чтобы вывести соперника из себя. Охотно собирает так называемые мусорные очки, когда команда уже безнадежно выигрывает или проигрывает. Про себя он говорит, что он - возможно, лучший игрок лиги. Я так не думаю. По ампуа он атакующий защитник (shooting guard), впрочем, часто выполняет обязанности разыгрывающего (point guard). Росту в нем "всего" 1.96, весу сто кг и на площадке он выглядит перекачанным крепышом, как футболист Халк. Он очень много бросает (имеет право), часто мажет, часто его накрывают и чморят другими способами, но он прет вперед как танк и обеспечивает результат. Вот и в этой игре он один забил больше трети всех очков команды.

На этой игре состоялось очень специальное событие - вывод из оборота майки китайского центрового Яо Мина, который играл за Рокитс и прекратил карьеру из-за травм слишком рано, в 31 год - в 2011 году. В ознаменовании его заслуг майка с его номером 11 больше никому из игроков не выдается. Все такие майки вывешивают под потолком на домашней площадке. Яо Мин был одним из самых высоких игроков за всю историю NBA - 2.29. При таком росте его скелет просто не выдерживал нагрузок и кости неоднократно ломались. Все было очень хорошо и трогательно, а после окончания игры взяли короткое интервью у Хардена и тот, кончено сказал несколько приятностей в адрес Яо Мина, но так сказал, что лучше бы не говорил вовсе. Знаете есть такие люди, которые что бы у тебя не попросили, хочется дать им в морду.

Ну, вы уже поняли, не люблю я Хардена. Но написать надо было.

vbelenkovich: (Default)
Вот этот подсовиньоненный семильон



которым меня заблаговременно снабдила за смешные деньги благодетельная Татьяна Большакова оказался весьма и весьма недурён.

Соверженно свежий как луговые мари нос и невероятно связный вкус - прохлада атаки плавно переходит в подслащенную кислоту среднего вкуса и длится горьковатой истомой заднего. Вот прямо не хуже Кокура Солнечной Долины (шутка). В Москве я его тоже видел где-то. Дистрибутор FORT Wine and Spirits.

Шабат Шалом, православные!

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
91011121314 15
1617181920 2122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios